О заповеди «Не убий» и о смерти

Святое писание нам постоянно напоминает о смерти.

В Евангелии мы читаем о страшном суде, о безумном богаче, о богатом  и Лазаре и множество других повествований. Евангельское понимание смерти – это не проклятие, не стирание человека с лица Земли, это то, что наполняет и освящает жизнь, придает ей смысл. Обычно люди не любят говорить о смерти, уходят от этой темы, предпочитают и вовсе не вспоминать, но мысли о ней все равно настигают нас, когда умираю близкие, знакомые, любимые, когда болеем сами или находимся в опасности.

И тогда, как луч прожектора реальность смерти освящает жизненный путь. И очень часто в этом свете переоцениваются цели и желания. Ведь недаром все отцы церкви согласны с советом: «Помни последния своя и вовек не согрешишь». Когда знаешь, что умираешь, не станешь делать очень многого, что делаешь обычно. Потому, что смерть открывает перед человеком смысл любого дела, жизни глубину. Поэтому, нам, людям запрещено убивать. «Не убий!»- так гласит заповедь. Мы – не разобравшиеся в смысле своей жизни, как можем отнять смысл жизни у другого? При всем разнообразии смертных случаев все они от Господа, как Творца и Создателя, и Вершителя наших судеб. Даже по мирским понятиям нельзя отнимать того, чего не давал и чего не сможешь опять вернуть, даже если очень захочешь. Правда, тут встает много вопросов: а если война? А если защищаешь себя и близких? А если сам устал жить?

Кратко отвечу: По-христиански, воинский подвиг, это когда мы идем на войну не убивать, а умирать. Готовность пожертвовать собой за други своя. И с этим смыслом все становиться на свои места на войне. Про самоубийство же трудно говорить, потому, что в минуты отчаяния действительно очень тяжело и трудно справиться с нежеланием жить, многие проходили около этого. Только чувствую, что смысл, ради которого мы жили в данном случае, оказывается ложным, обманывает и опустошает нас.

К этой заповеди относится и тема абортов. Отношение церкви к абортам мы все знаем. Расскажу только два случая. Одна женщина попросила срочно покрестить своего ребенка, недоношенного, шестимесячного. Врачи так ей и сказали: «Иди в церковь, мы ничего не можем обещать. Все в руках Господа». Крестил. И в разговоре мамочка поведала мне, что в ее палате лежит другая женщина с таким же шестимесячным сроком и искусственно делает себе преждевременные роды с целью избавиться от дитя. Очень наглядно и чудовищно. Кстати, крещенный ребенок выжил и растет. В другой раз медработник рассказывала, что ей приходилось принимать участие в абортах на поздних сроках. И бывало, что извлеченный, по сути, родившийся младенец был жив и тогда они убивали его. Не могу даже комментировать это.

Добавлю, что тема абортов и тема закона об их запрете, это разные темы. Они обсуждаются в этом номере людьми, которые имеют многодетные семьи и теми, которые страдают от одиночества, теми, кто совершил сам этот грех и тех, кто избежал его. Важно понять, что говорит сердце читающего эти строки.