Интервью с Алексеем Гаврюшкиным, психологом НПЦ МСР им. Л. И. Швецовой: Есть ли жизнь после… травмы

Комплексная реабилитация человека с инвалидностью предполагает тесную работу с психологом. О том, почему важна психологическая реабилитация и как родственники могут помочь в ее прохождении, мы поговорили с Алексеем Гаврюшкиным, психологом научно-практического центра медико-социальной реабилитации инвалидов им. Л. И. Швецовой.

Алексей Викторович, с какого момента должна начинаться психологическая реабилитация человека, получившего инвалидность?

 

Все зависит от степени готовности самого пациента к прохождению психологической реабилитации. Это определяется при первичной диагностике, когда проводят сбор анамнеза, нейродиагностику и замеряют шкалы по тревоге и депрессии. Затем составляется индивидуальная программа реабилитации, включая психологическую часть. Мы знакомим пациента с программой, предлагаем варианты корректировки процедур и вместе с ним принимаем окончательное решение.  

 

А если пациент со свежей травмой и не готов к общению с психологом? Бывает так?

Да, бывает. Как правило, такие пациенты проживают одну из пяти стадий горевания (по Кюблер-росс – прим.). Важно дать время человеку и его семье пережить этот этап. И мы находимся рядом до тех пор, пока пациент или его близкие не будут готовы пойти на контакт. Как только это происходит, мы проводим консультирование и разрабатываем программу психологического сопровождения пациента и его семьи. Здесь важно бережное отношение. Ведь получение травмы мгновенно меняет жизнь пациента и его близких – начинается процесс принятия со всеми его стадиями: отрицание, злость, торги, депрессия и, наконец, принятие. Специалисту важно понимать, на какой стадии находится пациент и его семья, что позволяет обеспечить грамотное сопровождение.

 

Как близкие люди человека, получившего травму, могут помочь ему?

Близким людям, конечно, нужны определенные знания. В первую очередь, мы рассказываем о процессе так называемой вторичной инвалидизации: родственники пациента со свежей травмой из добрых побуждений начинают многое за него делать, и минус такого взаимодействия в том, что создается некая зона комфорта, в которой пациенту не нужно применять те или иные усилия для самостоятельной жизни. Это снижает реабилитационный потенциал, а при свежей травме такого допускать нельзя.

 

Процесс восстановления пациента становится частью его жизни и жизни родственников. И лучшее, что могут сделать родные, – вместе с врачом создать благоприятную среду для восстановления. Это повышает эффективность всей реабилитации; она становится двусторонней. С одной стороны, человек получает помощь профессиональную, от нас, с другой – от близких ему людей. Важная командная работа.

 

А если родственники пациента не могут приехать на реабилитацию? Ведь в вашем центре есть и иногородние пациенты?

В таком случае мы проводим онлайн-консультирование. Сложностей в такой работе не возникает: если у родственников нет возможности приехать, мы просто общаемся с ними по видеосвязи.

 

Какую конкретную цель должны преследовать родственники пациента: стать ему опорой, поддержкой?

Наша общая цель – вернуть качество жизни пациента, которое у него было до травмы, либо максимально компенсировать его. Нужна положительная динамика. И ее результаты мы обязательно обсуждаем с человеком. Когда он видит и слышит, что есть динамика, это мотивирует его работать дальше. Формируется ценное понимание: «все не зря», «мне лучше». Обратная связь и постоянный контакт создают мотивацию.

 

А что еще может стать мотивацией?

Примеры других людей с инвалидностью. Кстати, в нашем центре их можно наблюдать: у нас есть сотрудники с инвалидностью, которые успешно работают и живут полной жизнью.

 

Дело в том, что человек, получивший травму, мысленно создает себе сценарий его дальнейшей жизни – к сожалению, как правило, негативный.

Если мы показываем конкретные примеры – истории людей с подобной проблемой, с которой столкнулся он лично, мы можем изменить сценарий, возникший изначально. Человек видит альтернативные варианты развития событий.

 

Расскажите, пожалуйста, подробнее про сам процесс реабилитации.

Как мы уже говорили, все начинается с нейродиагностики, замеров по шкалам тревоги и депрессии, а также замеров по САН: самочувствию, активности, настроению. По итогам назначаются индивидуальные, семейные консультации, ко-терапия – когда с семьей и пациентом работают сразу два психолога, посещение сенсорной комнаты и нейрокоррекция, в которую входят упражнения на восстановление или компенсацию памяти, внимания, мышления. Существуют также групповые тренинги, когда консультации проходят сразу с несколькими пациентами. Они знакомятся друг с другом, общаются. Мы замечаем, что пациентам удается найти душевный контакт друг с другом.

 

Дальше, и это крайне важный момент, мы подводим итоги, делаем сравнительный анализ: какие методики эффективны, какие результаты получены. И прорабатываем рекомендации.

 

Сколько длится психологическая реабилитация?

Это все индивидуально. Бывает, что достаточно двух-трех встреч, но может и возникнуть необходимость в регулярном реабилитационном курсе на протяжение года. Здесь важно не допустить переход периода горевания в состояние патологического. В таком случае реабилитация может растянуться на долгие годы.

 

Важно не бояться сделать первый шаг и пообщаться с психологом. Появляются новые методики, новое оборудование, что позволяет повысить качество реабилитации. Психология в принципе дает человеку многое вне зависимости от наличия инвалидности. Она позволяет повышать качество своей жизни и добиваться поставленных целей.

 

Справочно:

Научно-практический центр медико-социальной реабилитации инвалидов им. Л. И. Швецовой проводит реабилитацию детей и взрослых с инвалидностью. Создан в 2004 году. Работают отделения: стационар круглосуточного пребывания, отделение реабилитации в нестационарной форме, отделение реабилитационной экспертизы (функциональная и лучевая диагностика, консультативный сектор), отделение физиотерапии, лечебной физкультуры, психолого-социальной и трудовой реабилитации, организационно-методический отдел.

Источник: mos.ru